Меню работает на базе JavaScript. (Powered by Milonic).
Грифон Мастерская Ирмегард Грифон

Мастерская. Дневник рукоделия: архив рубрики ‘Теория’.

Пополнение библиотеки
Вторник, 24. Апрель 2012

Неожиданно подвернулась возможность заказать книгу Отфрида Штодигеля (Otfried Staudigel) Tablet Weaving Magic.

Tablet Weaving Magic

Книга изначально была выпущена в 2000 году, и как это бывает с подобными изданиями, первый тираж быстро разошёлся. Много лет подряд в книжных интернет-магазинах можно было наблюдать лишь грустное out of print. А в этом году, судя по всему, книга была переиздана.

Книга оставила двоякое впечатление. Теоретическая часть, на мой вкус, содержит слишком много описаний элементарных вещей, разжёванных до предела. Техника двухстороннего ткачества описана настолько подробно, что указано даже рекомендованное положение пальцев на дощечках в момент их вращения. 😀 В то же время, в теоретическом разделе очень мало иллюстраций, большая часть объяснений дана только в текстовом варианте. Зато набор узоров с исторической тесьмы весьма впечатляет, а схемы очень чёткие и понятные. Минус для узкого круга интересующихся: далеко не для всех узоров указаны датировки, происхождение тесьмы и её нынешнее месторасположение.

Кстати, это первая книга по ткачеству в моей библиотеке, в которой обозначения на схемах почти полностью соотвествуют той системе обозначений, которой пользуюсь я при составлении своих схем. Мелочь, а приятно. 😀

Материалы по ткачеству на дощечках
Пятница, 24. Сентябрь 2010

Набрела на несколько неизвестных мне ранее материалов на тему ткачества на дощечках.

Наши верёвочные куклы обзавелись вязаной одеждой, но сфотографировать их я пока не успеваю.

Книги по ткачеству на дощечках: Хансен и ван Эпен
Вторник, 23. Февраль 2010

Уже с неделю назад через межбиблиотечный обмен пришли две книги, вокруг которых я ходила несколько лет, но по разным причинам никак не могла заказать. Это The Unknown Tablet Weaving Марийки ван Эпен и Tablet Weaving Эгона Хансена. Книги посвящены совершенно разной тематике, но их объединяет очень высокий уровень проработки материала и его подачи.

The Unknown Tablet WeavingКнига ван Эпен представляет собой подробное исследование на тему ткачества на дощечках в Перу и Боливии. Описаны всевозможные структуры и рабочие приёмы, дано множество дополнительной информации и много схем. Орнаментика и своеобразные вариации техник впечатляют и вдохновляют. Потому что являются ещё одним подтверждением факту, что возможности дощечек практически неограничены.

Книга Хансена посвящена наиболее ранним археологическим находкам на территории Скандинавии. Каталог находок с цветными снимками авторских реконструкций и подробными инструкциями по их воссозданию соседствует с краткими, но ёмкими описаниями основным техник и получаемых структур, иллюстрированными фотографиями и прорисовками.

Некоторой остроты ощущений при чтении обеих книг (а тем более — при чтении их попеременно :-)) добавляет то, что у обоих авторов своя собственная система обозначений и свой собственный принцип составления схем. И хотя Хансен приводит разные примеры схем, его собственный вариант в первый момент вызывает некоторое недоумение. А схемы ван Эпен подкупают своей внешней простотой, но чтобы получить желаемый результат, необходимо точно знать, какая схема для какой из описанных техник и как именно нужно её (схему) читать.

Всю неделю хватаюсь то за одну, то за другую книгу, читаю, перечитываю, рассматриваю, продумываю, опять читаю, и так до бесконечности.

На обе книги со временем будет написана подробная рецензия.

Ткачество на дощечках: теория в картинках
Пятница, 23. Октябрь 2009

Сара Госли (Sarah Goslee, она же Phiala, автор Stringpage) опубликовала в сети материалы своего выступления на первом европейском Текстильном Форуме (European Textile Forum) , который прошёл в начале сентября в музее под открытым небом в Эйнховене (Eindhoven, Голландия). Материалы посвящены базовой теории ткачества на дощечках и доступны в двух форматах: онлайн-презентация (в цвете) и PDF-файл (пока чёрно-белый). Кратко и ёмко. Рекомендую.

Ткачество на дощечках: наиболее ранние находки
Воскресенье, 19. Апрель 2009

Невероятно живуча теория, по которой наиболее ранние находки, связанные с ткачеством на дощечках, относятся к Древнему Египту. Несмотря на то, что гипотезы, говорящие в пользу этой теории, давно опровергнуты, довольно многие источники продолжают утверждать, например, что наиболее древний образец ткачества — пояс Рамзеса III. А название техники «египетские диагонали», наверняка, останется неизменным ещё довольно долгий период времени.

Тем не менее, ещё в 70х годах было доказано, что пояс Рамзеса не мог быть соткан на дощечках, так как создание такой структуры невозможно при помощи дощечек (Коллингвуд посвящает поясу и доказательствам невозможности его воссоздания на дощечках небольшой раздел своей книги). Аналогично доказано, что фрагменты, давшие название диагональной технике, также не могли быть сотканы на дощечках.

Согласно нынешним данным, наиболее древний фрагмент, аттрибутированный как тканое на дощечках полотно, датирован 8 веком до нашей эры и найден в Италии в местечке Сассо ди Фурбара (Sasso di Furbara). Надо отметить, что бОльшая часть ранних тканых на дощечках фрагментов — начальная кромка ткани. Наиболее ранние примеры декоративной тесьмы — находки из Халльштатта (Hallstatt, Австрия, находки датированы от 800 до 400 года до нашей эры) и Хохдорфа (Hochdorf, южная Германия, находки датированы примерно 475 годом нашей эры).

Несколько ссылок на материалы, в которых, кроме прочего, идёт речь о находках из Хохдорфа:
Tablet Weaving by Lise Ræder Knudsen;
Two-hole Tablet Weaving;
Intermediate Tablet Weaving: Figured Double-Face Weave.

Наиболее древние дощечки датированы 4 веком до нашей эры и найдены в Испании в Эль Сигарралехо (El Cigarralejo).

Широкая тесьма, рамы и дощечки
Среда, 18. Февраль 2009

Не так давно в одном из сообществ по ткачеству на дощечках — SCA-Card-Weaving — подняли довольно интересную тему: каким образом и с помощью каких приспособлений в Средние века ткали на дощечках широкую тесьму?

Среди сохранившихся примеров исторической тесьмы, тканой на дощечках, есть как совсем широкие экземпляры, так и сравнительно узкие, но тканые на большом количестве дощечек (100 и больше). Учитывая то, из каких материалов исторически изготавливались дощечки, они не могли быть очень тонкими. В то же время, даже современные дощечки, изготовленные из тонкого пластика, в количестве 100 штук представляют собой внушительную пачку. Работать с таким количеством дощечек в одной пачке просто не представляется возможным. Но вопрос, собственно говоря, не в этом. Вопрос в том, на какой раме ткалась такая тесьма.

Часослов Катерины КлевскойНа изобразителных источниках, как правило, можно увидеть рамы двух типов: «осеберг» и «коробочка». Название первого типа происходит от названия затонувшего корабля, на котором была найдена такая рама с натянутой на ней работой (корабль датирует 8 веком нашей эры). Осебергская рама представляет собой два вертикальных упора, связанных между собой поперечинами. Работа натягивается между вертикальными упорами, ткач сидит сбоку от рамы. Прорисовку реконструкции рамы с Осеберга можно увидеть вот в этой моей старой записи, а вариант более поздней рамы такого типа — на изображении слева (это фрагмент миниатюры из часослова Катерины Клевской, датированного 1440 годом; на миниатюре изображено святое семейство).

ГобеленВторой тип рамы — более компактный и представляет собой ящичек с горизонтальными вращающимися упорами, на которые накручивается основа. Вариант «коробочки» (box loom по-английски) можно увидеть на изображении справа (это фрагмент гобелена, датированного 1500 годами; полное и более крупное изображение можно увидеть на сайте Лувра).

Компактный тип рамы вообще не позволяет работать с большим количеством дощечек, ни в одной, ни в нескольких пачках — они там просто не поместятся. На осебергской раме места достаточно, но, как показывает практика, слишком большие пачки, как и большое их количество, делают основу нестабильной. Кроме того, появляются проблемы с равномерным натяжением нитей и с образованем чёткого зева. В общем — все предпосылки для усложнения работы, как минимум.

Одно из потенциальных решений — подставить под дощечки стол или какую-то другую горизонтальную опору, чтобы дощечки фактически лежали на ней. Это решает вопрос нестабильности основы и снижает риск того, что дощечки выпадут из пачек и перепутаются, но это совершенно не решает вопрос равномерности натяжения основы или создания чёткого зева.

Фреска из церкви святых Примуса и ФелицианусаДругое потенциальное решение — использование совершенно другого типа рамы. Например, вертикальные ткацкие станки к тому времени были известны далеко не первый век, а натяжение основы при помощи грузов не ограничивает ширину изделия и при этом гарантирует равномерный натяг нитей.

Как оказалось, изображения вертикальных рам есть, хоть они и редки. Например, на фреске в церкви святых Примуса и Фелициануса в Словении Мария изображена сидящей именно у вертикальной рамы (более крупное изображение можно увидеть в базе изображений IMAREAL). Правда, нити на этой раме всё же натягиваются между двумя параллельными упорами, а не при помощи грузов, но, тем не менее, такое расположение работы на раме (не столько вертикальность, сколько возможность распределить нити основы более широко) даёт возможность намного удобнее работать с большим количеством дощечек. Правда, есть одно «но»: по этому изображению невозможно достоверно определить, для какого типа ткачества использовалась такая рама…

В общем, ещё одна загадка из серии «Как это было».

Право на ошибку
Вторник, 3. Февраль 2009

Интересно, как тканая тесьма из Кёльна снова и снова вызывает у совершенно разных людей закономерный вопрос: этот узор был задуман именно таким, как получился, или мы имеем дело со случайным результатом, обусловенным ошибкой при натяжении нитей?

Если последнее, то ведь это, по своей сути, брак. Но брак — понятие очень относительное. Это мы привыкли, что нас окружают предметы, изготавливаемые большими партиями, в которых любые два предмета похожи, как две капли воды. И это сейчас для нас само собой разумеется, что предметы, выходящие на рамки кем-то установленных норм, как минимум, не используются по назначению, даже если их функциональность не нарушена.

Решение об уничтожении предмета, на создание которого вручную затрачено много месяцев, по причине одной ошибки — вопрос, лежащий в совсем другой плоскости. Признание негодным большого отреза ткани из-за вкравшейся в узор неточности — на мой взгляд, в средневековых условиях событие из ряда вон выходящее даже только с рациональной точки зрения. Если же учитывать религиозный контекст и позицию «мастер — лишь продолжение руки Творца», то рассуждение пойдёт уже не о возможности человеческой ошибки, а о способности мастера к воплощению божественной идеи, или же о возможности поставить под сомнение божественный замысел.

В этом смысле вопрос, приведённый в начале этой записи, теряет свой смысл — потому, что мы, задаваясь им, мыслим совсем другими категориями, нежели современные тесьме люди.

P.S. Примеров «ошибок» на исторических предметах, на самом деле, больше чем достаточно. Например, на вышитой вестфальской подушке нет идентичных медальонов, они все имеют свои отличия; в сборнике схем для ткачества Анны Нойпер во многих схемах есть пропущенные или повторяющиеся ряды или неверные знаки, и так далее. И даже без явных ошибок созданные вручную вещи всегда неповторимы. И в этом их ценность. 🙂

Терминология или Чёрт ногу сломит
Пятница, 9. Январь 2009

Периодически у меня появляется ощущение, что единственный язык, в котором нет проблем с терминологией — это английский. Во всяком случае, в области рукоделия. То ли дело в том, что бОльшая часть исследовательских работ пишется и публикуется на английском (а почему?), то ли просто в том, что английские термины используются в тематическом общении как заведомо всем понятные, а потом они постепенно переползают в другие языки… Ясности не добавляет и тот факт, что сложившиеся системы терминов в разных языках основываются на технологиях и культурных особенностях конкретного региона, а потому лингвистически верный перевод слов и выражений часто бывает не совсем точен технологически. Проще говоря, примерно одинаковыми словами в разных языках могут обозначаться, например, несколько разные вариации одного вышивального стежка, или же вообще совершенно разные техники.

Эти мысли мне в очередной раз навело одно обсуждение на французском историческом форуме Guerriers du Moyen-Age. В ходе обсуждения, в частности, выяснилось, что во французском языке нет своих названий для основных техник ткачества на дощечках (например, английские термины threaded-in, double face). В то же время, тот же double face не всегда воспринимается как обозначение конкретной техники (double face double turn), а как обобщённое название для всех техник, с помощью которых можно создать двухстороннее тканое полотно (например, twill или two hole weave). В результате имеем путаницу.

Занимательная библиография
Среда, 8. Август 2007

Аннотированные библиографии — всегда очень занятное чтение. В отношении прочитанных книг бывает интересно узнать мнение авторитетов в данной области (или не авторитетов, но просто людей, занимающихся темой) и сравнить его со своим. А когда подбираешь книги, чтобы купить или заказать по межбиблиотечному обмену, аннотациям цены нет. Но иногда бывает и по-другому.

Marie Schuette. Tablet Weaving, Ciba Review, 112, Basel. 1956. Коллингвуд пишет об этой книге дословно следующее: Probably the best historical survey of tablet weaving, including the ethnological material; very good on ecclesiastical bands. Many pictures, but little technical information (вероятно, самый лучший обзор истории техники ткачества на дощечках, включая этнологию; очень хорошие данные по церковной тесьме. Много фотографий, но мало технической информации). Ни малейшего сомнения в ценности книги не возникает… до того момента, как на страничке Каролин Прист-Дорман (она же Thora) читаем следующее: Not too much on the in-period aspects of tablet weaving, and nothing on specific weave techniques, but some good photos of medieval pieces (не слишком много инфомации о соотвествующих периоду (имеется в виду период SCA, то есть, до 1600 года — Y.) аспектах ткачества на дощечках, ничего по теме техники, но хорошие фотографии средневековой тесьмы).

Питер, безусловно, бОльший авторитет, но Каролин далеко не случайный человек с улицы и текстилем занимается давно и серьёзно. Почему она не упоминает информацию по истории техники, если она в книге есть? А если её там мало — почему Питер так её хвалит?

Что-то где-то не складывается.

Дощечки: ткачество или плетение?
Вторник, 26. Июнь 2007

Всё чаще сталкиваюсь с этим вопросом: какой термин более правильный, ткачество на дощечках или плетение на дощечках? Я сама в разное время использовала то один, то другой вариант, а иногда и оба вперемешку. В разных материалах по истории текстиля тоже встречаются разные варианты. Так какой же более верный?

Начнём с того, что соответствующие термины на разных языках чаще всего переводятся на русский язык как «ткачество» (weaving, weben, vaevning), а не плетение. Впрочем, попадаются и варианты, когда однозначный перевод термина сделать всё-таки нельзя.

Следующий шаг — разберёмся со значением обоих слов. Согласно толковому словарю Даля, ткать — работать на ткацком стану, пропускать уток по основе, плести из нитей сетчатую, более или менее частую связь, полотнище. По тому же словарю, плести — вить, перевивать, решетить впереборку. То есть, при ткачестве присутствует основа и уток, которые образуют условно решетчатое полотно. При плетении чёткого разделения на основу и уток нет, а нити перевиваются, переплетаются между собой, продолжая идти в одном направлении.

Получается, что на дощечках всё-таки ткут. А плетение — это, например, плетение на петлях (или на пальцах, fingerloop), макраме, кружева на коклюшках и подобные техники.

Сайт в данный момент просматривают: 1 гость, 1 бот.