Меню работает на базе JavaScript. (Powered by Milonic).
Грифон Мастерская Ирмегард Грифон

Мастерская. Дневник рукоделия: архив записей за Февраль 2009 года.

Pixel art
Воскресенье, 22. Февраль 2009

Муж, рассматривая вышивку, сказал, что она очень напоминает ему pixel art. 😀

Это, в свою очередь, напомнило мне, как летом 2005 года мы ездили в фотолагерь, и пока супруг бродил по горам, по долам с фотоаппаратурой, я сидела в тенёчке и вышивала этого самого кота. Периодически кто-то подходил посмотреть, а один из фотографов то и дело возвращался. Раз на пятый наконец спросил, что же это будет. Кот, говорю. Он снова долго рассматривал только начатую вышивку, а потом протянул: «Даа, каждый создаёт изображение как умеет». 😀

Прогресс за третью неделю:

Персидский котёнок

На четвёртой странице осталось не так много, а на пятой уже будет фрагмент глаза, то есть, кот всё-таки начнёт просматриваться. 🙂

» » »  Эта запись входит в серию:  « « «
Широкая тесьма, рамы и дощечки
Среда, 18. Февраль 2009

Не так давно в одном из сообществ по ткачеству на дощечках — SCA-Card-Weaving — подняли довольно интересную тему: каким образом и с помощью каких приспособлений в Средние века ткали на дощечках широкую тесьму?

Среди сохранившихся примеров исторической тесьмы, тканой на дощечках, есть как совсем широкие экземпляры, так и сравнительно узкие, но тканые на большом количестве дощечек (100 и больше). Учитывая то, из каких материалов исторически изготавливались дощечки, они не могли быть очень тонкими. В то же время, даже современные дощечки, изготовленные из тонкого пластика, в количестве 100 штук представляют собой внушительную пачку. Работать с таким количеством дощечек в одной пачке просто не представляется возможным. Но вопрос, собственно говоря, не в этом. Вопрос в том, на какой раме ткалась такая тесьма.

Часослов Катерины КлевскойНа изобразителных источниках, как правило, можно увидеть рамы двух типов: «осеберг» и «коробочка». Название первого типа происходит от названия затонувшего корабля, на котором была найдена такая рама с натянутой на ней работой (корабль датирует 8 веком нашей эры). Осебергская рама представляет собой два вертикальных упора, связанных между собой поперечинами. Работа натягивается между вертикальными упорами, ткач сидит сбоку от рамы. Прорисовку реконструкции рамы с Осеберга можно увидеть вот в этой моей старой записи, а вариант более поздней рамы такого типа — на изображении слева (это фрагмент миниатюры из часослова Катерины Клевской, датированного 1440 годом; на миниатюре изображено святое семейство).

ГобеленВторой тип рамы — более компактный и представляет собой ящичек с горизонтальными вращающимися упорами, на которые накручивается основа. Вариант «коробочки» (box loom по-английски) можно увидеть на изображении справа (это фрагмент гобелена, датированного 1500 годами; полное и более крупное изображение можно увидеть на сайте Лувра).

Компактный тип рамы вообще не позволяет работать с большим количеством дощечек, ни в одной, ни в нескольких пачках — они там просто не поместятся. На осебергской раме места достаточно, но, как показывает практика, слишком большие пачки, как и большое их количество, делают основу нестабильной. Кроме того, появляются проблемы с равномерным натяжением нитей и с образованем чёткого зева. В общем — все предпосылки для усложнения работы, как минимум.

Одно из потенциальных решений — подставить под дощечки стол или какую-то другую горизонтальную опору, чтобы дощечки фактически лежали на ней. Это решает вопрос нестабильности основы и снижает риск того, что дощечки выпадут из пачек и перепутаются, но это совершенно не решает вопрос равномерности натяжения основы или создания чёткого зева.

Фреска из церкви святых Примуса и ФелицианусаДругое потенциальное решение — использование совершенно другого типа рамы. Например, вертикальные ткацкие станки к тому времени были известны далеко не первый век, а натяжение основы при помощи грузов не ограничивает ширину изделия и при этом гарантирует равномерный натяг нитей.

Как оказалось, изображения вертикальных рам есть, хоть они и редки. Например, на фреске в церкви святых Примуса и Фелициануса в Словении Мария изображена сидящей именно у вертикальной рамы (более крупное изображение можно увидеть в базе изображений IMAREAL). Правда, нити на этой раме всё же натягиваются между двумя параллельными упорами, а не при помощи грузов, но, тем не менее, такое расположение работы на раме (не столько вертикальность, сколько возможность распределить нити основы более широко) даёт возможность намного удобнее работать с большим количеством дощечек. Правда, есть одно «но»: по этому изображению невозможно достоверно определить, для какого типа ткачества использовалась такая рама…

В общем, ещё одна загадка из серии «Как это было».

Персидский котёнок: этап II, неделя 2
Воскресенье, 15. Февраль 2009

Неделя выдалась бурная, а потому и записей не было, и прогресс не такой большой. Но всё же:

Персидский котёнок

Для наглядности оставила рядом и начальное состояние, и результат прошлой недели. Три страницы закончены, немного начата четвёртая. На расстоянии уже начинает появляться сходство с изначальным изображением. 🙂

» » »  Эта запись входит в серию:  « « «
Персидский котёнок: этап II, неделя 1
Суббота, 7. Февраль 2009

Не уверена, то ли отдельные страницы схемы, то ли разметка ткани и схемы, то ли ещё что-то так положительно повлияло — но пока вышивка идёт очень даже бодренько. Наверное, и настрой изменился на более боевой. Очень важным оказалось перестать ждать, когда же наконец котёнок начнёт чётко просматриваться, а ещё перестать считать количество вышитых и оставшихся крестиков. 😀

Персидский котёнок

На фото для сравнения состояние работы неделю назад и сейчас. Две из начатых давно трёх страниц закончены, от третьей осталось меньше половины. Если бы не большое количество единичных крестиков, работа продвигалась бы гораздо быстрее. Ничего, прорвёмся. 🙂

» » »  Эта запись входит в серию:  « « «
Право на ошибку
Вторник, 3. Февраль 2009

Интересно, как тканая тесьма из Кёльна снова и снова вызывает у совершенно разных людей закономерный вопрос: этот узор был задуман именно таким, как получился, или мы имеем дело со случайным результатом, обусловенным ошибкой при натяжении нитей?

Если последнее, то ведь это, по своей сути, брак. Но брак — понятие очень относительное. Это мы привыкли, что нас окружают предметы, изготавливаемые большими партиями, в которых любые два предмета похожи, как две капли воды. И это сейчас для нас само собой разумеется, что предметы, выходящие на рамки кем-то установленных норм, как минимум, не используются по назначению, даже если их функциональность не нарушена.

Решение об уничтожении предмета, на создание которого вручную затрачено много месяцев, по причине одной ошибки — вопрос, лежащий в совсем другой плоскости. Признание негодным большого отреза ткани из-за вкравшейся в узор неточности — на мой взгляд, в средневековых условиях событие из ряда вон выходящее даже только с рациональной точки зрения. Если же учитывать религиозный контекст и позицию «мастер — лишь продолжение руки Творца», то рассуждение пойдёт уже не о возможности человеческой ошибки, а о способности мастера к воплощению божественной идеи, или же о возможности поставить под сомнение божественный замысел.

В этом смысле вопрос, приведённый в начале этой записи, теряет свой смысл — потому, что мы, задаваясь им, мыслим совсем другими категориями, нежели современные тесьме люди.

P.S. Примеров «ошибок» на исторических предметах, на самом деле, больше чем достаточно. Например, на вышитой вестфальской подушке нет идентичных медальонов, они все имеют свои отличия; в сборнике схем для ткачества Анны Нойпер во многих схемах есть пропущенные или повторяющиеся ряды или неверные знаки, и так далее. И даже без явных ошибок созданные вручную вещи всегда неповторимы. И в этом их ценность. 🙂

Сайт в данный момент просматривают: 3 гостей, .